КНИГИ - V

«…Что значит человек,
Когда его заветные желанья –
Еда да сон? Животное – и всё».




На дня прочитал произведение господина Голдинга (англ. Lord of the Flies, 1954 год). До финала дошел через силу, потому как текст вызвал просто физиологическое омерзение. Описание жестокого убийства ребёнка для меня табу. Такие вещи нельзя оправдать никаким художественным замыслом. Роберту Стивенсону, который описывал чудовище во плоти, Мистера Хайда, и в голову не пришло написать, что он может больше чем ударить ребёнка. В 20 веке можно уже и это.

Сюжет вкратце - группа мальчиков после катастрофы самолёта оказывается не тропическом острове. на фоне идиллической природы они постепенно дичают и превращаются в туземцев. Пробуждение звериных инстинктов. Деградация. Первая кровь, убийства и.. и почему-то внезапное "спасение",



Что касается формы произведения, то автор явно вознамерился надругаться над классическими Робинзонадами, весьма популярными в 19 веке. Википедия утверждает, что Роман был задуман как иронический комментарий к «Коралловому острову» Р. М. Баллантайна (1858) — приключенческой истории в жанре робинзонады, где воспеваются оптимистические имперские представления викторианской Англии.

Дети всё глубже и глубже погружаются в безысходность и животное состояние, важную роль в их жизни начинают играть квазирелигиозные символы и ритуалы, например большая раковина - рог. Тот, кто её держал имел право говорить на общем совете. Важную роль в романе играют маски - накрашенные лица позволяли детям легко отбрасывать нормы морали. Кроме того первая убитая свинья постепенно превратилась в демона, повелителя мух Вельзевула. Видел его только один из мальчиков, но его присутствие ощущали все.



Цель автора гадостна и понятна. Антирационализм, антимодернизм, показать тонкую плёнку цивилизации, скрывающую звериное нутро. Позволю себе длинную цитату:
Человек – это тонкая плёнка между тем, что мы называем «организованными формами существования рода человеческого», или «культурой», или иногда «цивилизацией» (не путать с другими вариантами того же самого определения; «цивилизация» – очень многомерный, многовалентный термин), и зверем. Считается, что именно в этой тонкой плёнке сосредоточено всё доброе, а всё тёмное и злое содержится ниже – в звериной, дочеловеческой толще.
Если бы это было так, то конструкция, конечно, очень страшная: тоненькая-тоненькая плёнка, которая еле держится, – и всё время прорывающиеся сквозь эту плёнку лавы дочеловеческого. Это очень совпадает с концепциями психоаналитиков – не важно, Юнга или Фрейда, тут весь вопрос в том, что такое подсознание. Но главное, что есть вот эта тонкая плёнка сознания, и под ней – гигантские, всё время готовые сокрушить её тектонические массы бессознательного.




Автор, довольно ухмыляясь, как бы говорит нам: @Вы просто голые шимпанзе, более хитрые, более опасные, но всего лишь грязные агрессивные животные, прирождённые убийцы. Никакого рая на земле вам не видать. Homo hominus lupus est@

Я же считаю совсем наоборот:

Но эта картина сейчас, в первое десятилетие XXIвека (да и чуть раньше), не вполне точна. Всё, что мы называем «зверем», на самом деле явление более сложное. Всё это доприродное проникнуто отнюдь не одним только духом тьмы и агрессии, джунглей и войны всех против всех. Оно проникнуто и совершенно другим духом. Речь идёт не только о коллективизме, альтруизме, которые Конрад Лоренц нашёл в пределах дочеловеческих сообществ. Речь идёт и о большем.



Роман «Повелитель мух» считается одним из важнейших произведений западной литературы XX века. В списке The Times «The Best 60 Books of the Past 60 years» он занимает строку лучшего романа 1954 года. Многими критиками произведение рассматривалось как ключевое: Лайонел Триллинг считал, что роман «ознаменовал мутацию в [западной] культуре: Бог, возможно, и умер, но Дьявол расцвёл — особенно в английских общественных школах».

Я прочитал его, чтобы ознакомиться с тем, из чего выросла современная человеконенавистническая идеология, чтобы знать и понимать.
И я запомнил.

@темы: повелитель мух, книги, голдинг